Ретроскоп. Часть вторая. Проблемы агентов



Глава 4


          Настоящий исследователь не должен сосредотачиваться на частностях. Его первоочередной задачей является выявление общих закономерностей, с помощью которых только и возможно правильное истолкование каждого отдельно взятого факта.

          Профессор Оллентайн, руководитель проекта «Ретроскоп — все прошлое». Статья «Корректный подход» на официальном сайте Академии Времени в Галактической информационной сети «Глобал».


          Что бы ни думал о планах Стейбуса Агиляр, сам Покс не собирался ничего предпринимать второпях, и уж тем более он не горел желанием разбираться с инертами на территории инертов, то есть в дальней временной зоне. Строго говоря, они и их феноменальные возможности не слишком интересовали Стейбуса, как и то, откуда инерты взялись. Он надеялся со временем это выяснить, пока же его больше волновал сам факт взаимодействия людей разных эпох. Просмотрев массу материалов по истории ретроскопии, Покс понял, что до сих пор многое упускал из виду.

          Самое главное — проблема оказалась не нова. О возможности взаимного влияния личностей клиентов и агентов упоминал в своих работах еще изобретатель ретроскопа Родерик Дендайм. Вслед за ним на опасность изменения хрономатрицы путешественниками указывали ученые, которых по праву считали отцами ретроскопии —Ленорн, Вэлл, Жордан и Оллентайн. Их доводы, насколько понял Стейбус, никогда не были опровергнуты; но почему же тогда они молчат сейчас, когда угроза из гипотетической превратилась в непосредственную? Дендайм — ясно почему, он умер сорок пять лет назад. А остальные?

          Ленорн, Вэлл и Жордан в свое время представляли собой партию противников популяризации ретроскопии. Они настаивали на том, что технология должна оставаться в руках правительства, дабы к ней могли иметь доступ только лицензированные специалисты. К группе непримиримых примыкал Оллентайн, занимавший умеренную позицию: широкого распространения ретроскопии не избежать, считал он, однако необходимо принять все меры по постановке любых исследований прошлого под жесткий контроль. О свободных странствиях, вроде современного развлекательного хронотуризма, речь тогда вообще не шла. Странно, что к ученым никто не прислушался.

          Непонятным оставалось и то обстоятельство, что незадолго до смерти Дендайма тройка противников популяризации вдруг резко изменила свою позицию на прямо противоположную. Если раньше они были безоговорочно против массового производства ретроскопов, то теперь стали столь же безоговорочно «за». Причину столь резкой перемены их настроения Стейбус понять не мог и не допускал, что ученые уступили, поддавшись давлению со стороны правительства или промышленников. Это не объяснило бы их горячего энтузиазма по внедрению в жизнь технологии, которую они только что призывали засекретить самым строжайшим образом. Ленорна, Вэлла и Жордана в этот период всемерно поддерживал и Оллентайн, причем все они, вступая в полное противоречие со своей новой политикой, продолжали угрожать хронокатастрофой обществу, вставшему на путь свободного использования ретроскопии.

          Ссылками на работы этой четверки пестрила любая диссертация по методике исследований; их труды считались основополагающими, сами они — непререкаемыми авторитетами. Чем объяснить непоследовательность их поступков тогда и самоустранение сейчас, хотя все они еще живы? В чем дело? Стейбус приказал своему домашнему ИРу провести глобальный поиск, но не обнаружил никаких следов деятельности бывших «непримиримых» за последние двадцать лет. Из всех сподвижников Дендайма официальный пост занимал лишь Оллентайн, да и тот молчал как рыба в пироге, ограничиваясь выкладыванием статей почти нейтрального характера на «Кроносе». Вэлл, Жордан и Ленорн словно испарились. За пределами узкого круга специалистов о них никто не вспоминал, и такое полное забвение казалось более чем подозрительным. Стейбус прервал изматывающее блуждание в имперских архивах и обратился за разъяснениями к Оллентайну.

          — Давненько вы не заглядывали ко мне, — приветливо сказал профессор, когда Покс вошел в его кабинет. — Присаживайтесь, пожалуйста.

          Стейбус кратко изложил ему суть дела. По мере того, как повествование приближалось к концу, лицо Оллентайна мрачнело все больше.

          — Вас никогда не удивляло, — внезапно перебил он, — что я занимаю пост руководителя отдельного проекта и сижу здесь, в Дилойме, вместо того, чтобы управлять всей Академией Времени?

          — Честно говоря, меня давно интересовал этот вопрос, — признался Стейбус. — Но я как-то не углублялся.

          — Были слишком заняты, верно? — усмехнулся профессор. — Научные прорывы, и все прочее?

          Покс смутился и ничего не ответил.

          — Хорошо, я вам расскажу, — продолжил Оллентайн. — Я даже не требую, чтобы разговор остался между нами, хотя его обнародование может повлечь весьма неприятные последствия для меня лично. Как вы знаете, ретроскоп был изобретен Родериком Дендаймом и впервые опробован в его частной научной лаборатории — здесь, в столице. Мы вчетвером — Вэлл, Жордан, Ленорн и ваш покорный слуга — работали с Родом рука об руку. Првые трое — с самого начала. Ну а я — почти с самого начала. Ретроскоп попал в поле зрения военных сразу же, как только Дендайм доказал, что это не фантастика, то есть еще на стадии разработки. Мы не хотели с ними сотрудничать, но нас принудили. Вам интересно, с каких пор мы знаем, что с помощью ретроскопии можно изменить давно произошедшие события? Боже, да с самого начала! Невозможно вторгнуться в прошлое, не изменяя его. Это аксиома! Перенос во времени человеческого сознания, которое является ничем иным, как информационно-энергетическим образованием, мало чем отличается от перемещения в прошлое физических тел. Даже простая мысль имеет собственное материальное выражение и массу, равную сумме масс ее носителей — инфотронов. Но мы как раз и ставили первоочередной задачей сведение риска к нулю, или, правильнее сказать, к отметке, на которой изменения не будут иметь катастрофических последствий. Военные хотели совершенно иного. Они собирались превратить ретроскоп в оружие.

          — Войны во времени? — спросил ошарашенный Стейбус.

          — Да, и главной стратегией становилось агрессивное силовое внушение, управление сознанием агентов-носителей. С армией за владение хронотехнологиями соперничало ГУСС[1], которое в то время имело слишком много власти. Возможно, что полноправный хозяин Управления Стейм, о коем говорили, что он явно стремится свергнуть императора и ввести диктатуру, планировал использовать ретроскоп в личных целях. Дабы этому воспрепятствовать, Дендайм обнародовал свое открытие на Гальнийской научной конференции. Технология стала достоянием гласности, а сам Род был убит. Скорее всего — сотрудниками спецслужб. Они опоздали только на один день. Или не опоздали, а просто решили отомстить. Это в их обычае.

          — Он ведь погиб в авиакатастрофе?

          — Я знаю, говорили о столкновении двух икаров над Гальни. Но на самом деле по икару Дендайма был нанесен удар из космоса. Выстрел произвели с орбитальной сторожевой платформы. Вскоре выяснилось, что Императорские военно-космические силы к покушению никакого отношения не имели. Однако признать факт самопроизвольного залпа Министерство обороны не могло, да и никто не поверил бы. Сторожевые платформы предназначены в первую очередь для отражения атаки внешнего противника, и для изменения параметров наводки требуется тактическая переориентация всей системы. Оставалось предположить, что искусственный интеллект станции подвергся перепрограммированию для уничтожения планетарной воздушной цели, а сделать такое способен или Генеральный штаб, или Главное управление секретных служб. Верхушка Министерства обороны на убийство Дендайма не решилась бы, тем более что он был им нужен. Кто остается? Тогда и придумали историю с авиакатастрофой. Дело замяли, но оно послужило отправной точкой большого передела сфер влияния на самом верху, явилось причиной последующей отставки директора ГУСС Стейма и ослабления роли спецслужб в имперской внешней и внутренней политике.

          Оллентайн прервался и вышел в приемную. Стейбус услышал, как он попросил секретаршу сварить кофе и отдал распоряжение не беспокоить его весь остаток дня. Недоумевая, почему нельзя было сделать это по связи, Покс отрешенно оглядел помещение, и только минуту спустя до него дошло: профессор экранировал кабинет сразу же после его прихода. Стоило закрыть дверь, и комната оказывалась изолированной от внешнего мира.

          Оллентайн так и сделал, вернувшись с подносом, на котором стояли две чашки и кофейник.

          — Знаете, приготовленный кухонным комбайном кофе совсем не такой, как сваренный на плите, — сказал он. — Единственное преимущество техники заключается в том, что комбайн готовит кофе намного быстрее.

          — Выходит, Дендайм обнародовал свое открытие, опасаясь, что спецслужбы получат монополию на ретроскоп, — медленно проговорил Стейбус. — А вы поддержали его, потому что…

          — Шаг был непродуман, да… — согласился Оллентайн. — И он оказался преждевременным. Целью ГУСС был не Древний мир, конечно — прошлое Земли их совсем не интересовало. Как и далекое прошлое Алитеи, впрочем. Ближняя временная зона — вот куда хотели прорваться военные, а вместе с ними и спецслужбы. Причем самое близкое прошлое — сто лет, двести лет… Тогда еще никто не знал, что это окажется непросто. Мы думали, что возможность путешествий в ближнюю временную зону дело нескольких месяцев. В крайнем случае — лет. Мы не могли допустить, чтобы Стейм стал хозяином времени и развернул в прошлом операцию по переделке истории. Стейма сместили, а к чему все привело? Отдельные люди в правительстве тут же заинтересовались возможностью управлять поколением ныне здравствующих граждан, используя воздействие на давным-давно умерших подданных Империи. Армия не теряет надежды научиться делать агентами негуманов. О представителях нашей собственной расы из других Человеческих Миров я и не упоминаю — это первоочередная задача. Ее решение позволило бы Алитее занять и прочно удерживать первое место в сфере сбора разведданных и диверсионной деятельности. Угроза вторжения извне вообще перестала бы существовать — ведь любую такую попытку военные могли бы предотвратить задолго до осуществления. Мы оба — опытные ретроскописты, но согласитесь, что и у вас, и у меня с трудом укладывается в голове возможность выиграть войну еще до ее начала, правда? А у генералитета — укладывается. И сторонники хронократии в правительстве не находят ничего странного или аморального в своих идеях, подразумевающих массовое внушение задним числом или устранение своих политических противников до их рождения. Еще неизвестно, кто из них хуже… И военные, и хронократы не в состоянии понять, что последствия любых из перечисленных действий непредсказуемы в принципе. К счастью, все их планы провалились — близкое прошлое недоступно до сих пор. Но бизнес-элита сразу почуяла в ретроскопе неиссякаемый источник наживы, и когда пришло их время, остановить процесс мы уже не смогли. Хотя и пытались. Одним из способов стало создание Службы безопасности межвременных путешествий, больше известной как Коллегия Мастеров Времени. Я в ней никогда не состоял, а вот трое моих коллег по работе у Дендайма — да. Достаточно долго им удавалось контролировать дальнейшие разработки в области ретроскопии, хотя от них уже мало что зависело. Избежать конфликтов при этом было невозможно. Ленорн дважды сидел в тюрьме, а Вэлл и Жордан провели по нескольку лет на каторжных планетах. Двадцать лет назад из Коллегии выжили последнего из них. С тех пор Служба больше никак не влияет на общее положение дел, хотя и остается сдерживающей силой, препятствующей хотя бы мелким мошенникам обделывать свои грязные делишки…

          — А вы? — спросил Стейбус.

          — Что — я? Я тоже делал что мог. Я раньше всех понял невозможность поворота назад. С самого начала предчувствовал это. И взялся за единственное, что сулило благой результат — всеми силами старался привить сотрудникам, работающим под моим началом, надлежащую культуру проведения исследований. Я сделал все, чтобы оказаться во главе Института сравнительной истории. «Ретроскоп — все прошлое» — центральный проект Академии Времени, и здесь я в состоянии принести наибольшую пользу.

          — А я-то думал — чем объясняется ваше нежелание осваивать новые методы? — грустно заметил Стейбус. — Все просто. Для вас они уже пройденный этап. Но если так, то выходит, что я не оправдал ваших надежд. Я как раз использую те способы, противником которых вы являетесь.

          Он немного помолчал, потом признался — неожиданно для самого себя:

          — У меня даже синхронизатор в голове стоит.

          — Давно подозреваю это! — весело сказал Оллентайн. — Но кто вам сказал, что вы что-то там не оправдали? Будь так, вы не сидели бы здесь сейчас, беседуя со мной. Будь так, вы сидели бы теперь в моем кресле. Стоит вам лишь пожелать…

          — Сомневаюсь, что это так просто, — буркнул Стейбус.

          — А вы не сомневайтесь. Да, стоит вам только пожелать, и руководство Академии с удовольствием заменит меня на вас. Но вы этого не желаете. Что и доказывает — я в вас не ошибся.

          Стейбус поставил на поднос пустую чашку и только тогда заметил, что выпил кофе, совсем не чувствуя вкуса любимого напитка.

          — Начинаю понимать, — сказал он, — почему полиция ничего не может поделать с временщиками-нелегалами.

          — Да это же элементарно! — воскликнул Оллентайн. — Конечно, большая часть группировок финансируется современной ГУСС и военными. Управление растеряло былое влияние, но не оставило надежд прорваться в ближнюю временную зону. А пока им служит полигоном дальняя. И все происходит при полном попустительстве имперских властей. Нелегалам поставляется новейшее оборудование, в том числе и секретные разработки для армии; ГУСС делится с ними собственными открытиями в области ретроскопии — стоит ли удивляться, что они с легкостью уходят от полицейского преследования и всегда опережают официальную науку? Бизнес-аристократия желает производить еще больше ретроскопов; правительство мечтает получить еще один рычаг управления гражданами… уже получило, если разобраться. Пусть близкое прошлое пока недоступно, однако ретроскоп способен оказывать влияние на настоящее даже не изменяя прошлого. В распоряжении граждан оказалась игрушка, которая к настоящему моменту поглотила все их внимание и отвлекла от насущных проблем. Число забастовок и антиправительственных выступлений неуклонно снижается с каждым годом. Их становится тем меньше, чем больше мы продаем ретроскопов, и вскоре народное недовольство совершенно утонет в омуте тихих домашних игр со временем…

          Стейбус распрощался с Оллентайном и отправился домой, все еще находясь под впечатлением услышанного. Взяв свой икар с институтской стоянки, он обнаружил, что не в состоянии нормально управлять — пришлось вести машину на самой малой скорости, но включать автопилот он все же не захотел. Едва набрав высоту, он увидел, что на Сестрорию наползает серая мгла, и включил сводку погоды. Метеорологическая служба передавала предупреждение об аномальных ППУ в районе столицы.

          «Гражданам с повышенной ППУ-чувствительностью: советуем заранее связаться с вашим работодателем… Лицам, относящимся к категории относительно подверженных: просьба воздержаться от вождения личного транспорта».

          Плохие погодные условия… всего-навсего. Однако, на славящейся поистине райским климатом Алитее, печально известная аббревиатура давно стала символом почти всенародного бедствия. Завтра двадцать пять процентов жителей Сестрории не сможет выйти из дому или даже самостоятельно подняться с постели. Еще сорок процентов сделают это с большим трудом.

          Расплачиваемся за свою неприспособленность, думал Стейбус. А ведь когда-то люди радовались, обнаружив в Андромеде дивную планету, где климат такой ровный, что легкая рябь на море уже сходит за шторм. Дождь и солнце — всего в меру. В каком бы климатическом поясе ты ни находился — везде хорошо, выбирай по вкусу. На экваторе чуть жарче, а в умеренных широтах — прохладнее. И это все. Первые аномалии были отмечены всего лишь около ста лет назад.

          Сначала их связывали с глобальным потеплением, а затем наоборот — с глобальным похолоданием. Ученые говорили об окончании климатического цикла длиной в четыре тысячи лет, который являлся завершающим этапом большого периода, продолжительностью в шестнадцать тысячелетий. Называли и другие причины, в том числе техногенного характера. Но никто так и не смог сказать ничего определенного, никто не отважился сделать долговременный прогноз. А погодные аномалии учащались, ширился круг их проявлений. Вначале ППУ носили единичный характер — раз в год или раз в несколько лет; но уже полвека назад стали представлять серьезную проблему, в совокупности с прочими природными явлениями экстремального порядка, которых раньше на Алитее не отмечалось.

          Участились землетрясения, в том числе и в районах с благоприятной сейсмической обстановкой, а их магнитуда увеличилась в среднем в полтора раза. Оживилась вулканическая деятельность. За последние десять лет огромные морские волны разрушили несколько поселков на побережье, а фешенебельный курортный Шекеньян смыло в море целиком. Число человеческих жертв превысило миллион человек, и Шекеньянская катастрофа стала крупнейшей за всю историю Алитеи. Та же самая волна, что уничтожила самый дорогой курорт Империи, разрушила дамбы вокруг торгового центра Южного побережья — Кастибу. Расположенный в устье величайшей реки планеты, город оказался затоплен. Большую часть населения удалось эвакуировать, но сильнейшие ливни помешали восстановительным работам, и Кастибу превратился в болото с торчащими над его поверхностью башнями мегабилдингов.

          Решив посмотреть, насколько плохо дела обстоят на сей раз, Стейбус отдал бортовому ИРу команду о герметизации машины и поднял икар вертикально вверх, почти на границу тропосферы. Панорама столицы и ее окрестностей теперь напоминала крупномасштабную карту, и Покс выругался сквозь зубы. С востока на Сестрорию натягивало здоровую черную тучу, обрамленную по краям беспорядочными серо-белыми лохмотьями. Она стремительно росла, увеличиваясь в размерах, словно великан надувал воздушный шарик. Следом за ней, как армия за передовым отрядом, шел сплошной грозовой фронт, расчерченный кривыми длинными трещинами молний.

          Придя в себя, Стейбус направил икар вниз по наклонной траектории, которая, согласно прогнозу ИРа, выводила его прямо к ангарам Старого Квартала. По связи как раз передавали сводку погоды на следующую неделю, но он переключил канал не дослушав. И так было ясно, что хорошего ждать не приходится.

          — Говорит радиостанция «Пентаграмма», — раздался из динамика голос одного из дикторов первого новостного канала. — Сейчас ровно шесть вечера по столичному времени, пятница, окончание рабочего дня и рабочей недели для служащих второй категории, которые, как известно, составляют двадцать процентов трудоспособного населения Империи. Следовало бы пожелать вам приятных выходных, и я это сделаю, однако мне придется для начала попросить прощения у жителей столицы — для них такое пожелание звучало бы издевательски, поскольку большинство из них…

          Покс вздохнул и приказал ИРу блокировать связь. Его икар продолжал быстро снижаться. Машина вошла в жерло приемника ангара как раз в тот момент, когда на столицу упали первые крупные капли дождя.