Ретроскоп. Часть вторая. Проблемы агентов



Глава 6


          Мы переправимся с Кортесом через океан и завоюем Мексику! Присоединяйся! Империя инков глазами победителей!

          Япония! Войны самураев! Оцени древнее искусство владения мечом катана!

          Тибет. Ритуал освящения знамен. Хочешь увидеть? При обряде использовалась человеческая кровь! Кто бы мог предположить, что буддийские монахи, остерегающиеся убить букашку, занимались человеческими жертвоприношениями!

          Австралия до прихода европейцев. Ты зря не обращал раньше внимания на эту страну! Здесь много интересного! Хочешь узнать, чем занимались аборигены?

          Реклама в Галактической информационной сети «Глобал». Нелегальный сайт «Ретродром».


          Перемена погоды и резкие перепады давления на Стейбуса не действовали, но зато он впал в депрессию. Его отдел продвинулся вверх по Темному периоду до 1995 года и накрепко застрял на этой отметке по причине ППУ, поскольку большинство сотрудников или взяли вынужденный отпуск по причине недомогания, или чувствовали себя слишком плохо для работы с ретроскопом.

          Но главная причина отвратительного настроения Покса заключалась, конечно же, в том, что он узнал от Оллентайна. Если старик прав, и нелегалов покрывает ГУСС, то картина складывалась совсем неутешительная. По правде сказать, она была еще хуже, чем могло показаться при первом рассмотрении. Действительно, если спецслужбы используют нелегалов в качестве своего рода внештатных сотрудников, пусть даже не все они знают об этом, а возможность воздействия на сознание людей прошлого широко пропагандируется уже около года, так значит, способ не нов, давно известен спецам из ГУСС, признан устаревшим и рассекречен. Следовательно, сами они продвинулись дальше, и кто знает, насколько далеко и в каком направлении. Стейбус понимал, что вряд ли подробную информацию по данному вопросу можно обнаружить на «Ретродроме», но все же попытался.

          «Ретродром» был крупнейшим, но далеко не единственным частным сайтом временщиков. Все они — легальные и нет — конкурировали друг с другом, заманивая к себе посетителей. Из отголосков их междоусобных войн и эха вечной вражды всех без исключения частных сайтов с «Кроносом» опытный человек мог при желании извлечь больше информации, чем откуда-либо еще. Достаточно посещать крупные сетевые форумы, владельцы которых зачастую специально стравливали официалов и подпольщиков между собой, вбрасывая в «Глобал» провокационные статьи купленных ими авторов.

          Много времени уходило на отсеивание шелухи, но если набраться терпения… И Стейбус, не в силах думать ни о чем другом, целыми днями просиживал или в прошлом, или на «Ретродроме», или на форуме «Перекресток времен». На «Перекрестке» он обычно выбирал самую горячую тему, включал трансцессор и часами слушал разговоры пользователей. Общение с помощью мыслесвязи шло почти мгновенно, секунды по внутреннему отсчету форума растягивались в часы и дни — точно так же, как бывает в прошлом при использовании ретроскопа. Иногда Покс отдыхал, отпуская сознание в свободное плаванье, ловил случайные диалоги.

          Ваган, хрон-прима, стаж — 5 лет, потенция — 2547: Расскажу вам историю. Вы слышали, конечно, про Общество самоубийц. Само Общество существует давно, однако из старейших членов никого не осталось, ведь у них там постоянно обновляется состав — ха-ха! Они отправляются в прошлое затем, чтобы уже не возвращаться. Некоторые просто блокируют переход обратно в свое время, но такое редкость. Основная же часть ищет себе агента, который вот-вот отдаст концы, причем с треском и под звуки фанфар. Один парень недавно подселился к Джордано Бруно как раз перед тем, как того сожгли на костре. Другой зацепился за сознание одного из астронавтов «Челенджера». Просто такой способ лишить себя жизни, ничего особенного в их понимании, хотя лично я поджаривания заживо не пожелал бы и злейшему врагу. Ну, взорваться вместе с «шаттлом» еще куда ни шло… Раньше в Общество принимали только тех, кто уже пережил одно бесплатное Восстановление и на второе мог не рассчитывать. Сейчас порядки смягчились. Заходи кто хочешь.

          У них же квартирует группа «Камикадзе» — самые отчаянные экстремалы. Эти, наоборот, даже режим вхождений в прошлое не нарушают, не говоря о длительности пребывания, но совсем не следят за выбором эпох и агентов. Если им где понравится, лезут в самое пекло. Ясно, что часто гибнут вместе с агентом.

          И вот теперь в Обществе завелась третья группа. Сплошь одни ссыкуны, а почему их туда приняли, для всех загадка, поскольку они ничего не умеют.

          Эмир, хрон-прима, стаж — 16 лет, потенция — 9045: А ты думаешь, для того, чтобы стать покойником, требуются глубокие знания?

          Импала, хрон-магистр, стаж — 4 года, потенция — 24560: Облажался, Ваган. Думай, что говоришь.

          Ваган: Да ладно вам! Импала, девочка, ты мне обещала встречу в реале.

          Импала: Перебьешься. Это я так, пошутила.

          Эмир: Давайте по теме.

          Импала: Зануда с шестнадцатилетним стажем.

          Ваган: Я и так по теме, а ты влез… Так вот, я решил выяснить, чем они там занимаются, поскольку эта ссыкунская группа в Обществе принимает к себе только самых тупых недотеп, которые не в состоянии рассчитать простейший алгоритм перехода. Меня заинтересовало — может, глупым вам покажется, ребята, — но как они планируют совершить самоубийство, если из года в год висят на одних и тех же агентах?

          Импала: Будут ждать, пока агент помрет от старости!

          Эмир: По-моему — ясно, как. Просто уходят в прошлое без будильника… Или перемещаются по жизни своего агента к самому моменту его смерти.

          Импала: Тебе бы хоть каплю чувства юмора, Эмир. Ну конечно, мы понимаем, что так проще!

          Ваган: Так нет же, ни хрена подобного! Они просто изо дня в день долбят своего агента внушением, заставляя его совершить самоубийство там, в прошлом. Простейший способ — накапливают в сознании бедняги бесконечные копии своей личности… Ну, вы все знаете, как это делается.

          Импала: Отпад!

          Эмир: Сдуреть можно!

          Ваган: Вот и я говорю! Если бы сам не наблюдал это, ни за что не поверил бы.

          Импала: Да зачем?!? Им что, трудно себе вены вскрыть в обычной жизни?

          Стейбус ощутил всеобщее легкое замешательство. В разговоре трех временщиков, который воспринимался им как отдельная волна в общем необъятном и непрерывном прибое форума, промелькнула чья-то тень, словно большая рыба всплыла из глубины. Прибыл новый участник.

          Кортик, хрон-секунда, стаж — 2 года, потенция — 126: Не вижу, чему тут удивляться, уважаемые.

          Эмир: Этот еще откуда взялся?

          Ваган: Вали отсюда, ссыкун жалкий!

          Кортик: Мне кажется, я тоже имею право на собственное мнение.

          Импала: Имеешь; но только не слишком умно с твоей стороны высказывать его в нашей компании. Мозги могут перегреться — да-да! Шел бы к своим, на секунда-уровень.

          Эмир: Ладно, ребята, пускай остается. Послушает, что старшие говорят, наберется опыта.

          Кортик: Кое в чем у меня опыта побольше, чем у вас.

          Ваган: Да ну-у-у? Люблю скромных.

          Кортик: Зря скалишься, Ваган. Ты думал — сейчас вывалю на прилавок новость про самоубийц, и все разом завопят: «Ах, блин, как круто!» Так вот — ни хрена не круто. Я, например, все это давно знаю. И еще я знаю то, чего не знаешь ты… Вы тут треплетесь, почти не скрываясь, и в этом смысле вы хуже любого новичка. Ваган, должно быть, вступил в Общество, иначе он не выведал бы того, о чем рассказывает. Не его уровень.

          Ваган: Кто бы тут об уровнях болтал, сопляк!

          Кортик: Заткнулся бы ты. И поберегись теперь: Общество не прощает тем, кто выдает его секреты. Грохнуть они тебя могут, вот что.

          Ваган: Полная фигня!

          Импала: Нет, Кортик прав. Я слышала, что они убивают отступников.

          Эмир: Где — в прошлом?

          Импала: Нет, в реале.

          Кортик: Вижу, тут еще здравые люди есть, кроме меня. Теперь поразмысли, Ваган. А я пошел — мне и вправду тяжеловато общаться здесь. И точно не хочется попадать под раздачу вместе с вами.

          Волна темы опять задрожала — рыба нырнула в глубину. Стейбус физически ощутил мощь водоворота, закрутившегося на месте ее погружения. Может, Кортик и хрон-секунда, но потенциал у него хороший. Этого новичка ждет большое будущее, если только останется в живых после стажировки в группе «Камикадзе».

          Эмир: Так говоришь — убивают отступников?

          Импала: Да.

          Ваган: Когда же успевают, интересно, ведь они самоубийцы? Должны сразу отправляться на тот свет. Отгулы, что ли, берут в своем Обществе? Академический отпуск — гы-гы-гы-ы!

          Импала: Знаешь, Ваган, мне иногда кажется, что я с удовольствием убила бы тебя и без всякого повода. Давай, рассказывай дальше свою историю.

          Ваган: Да там и рассказывать больше нечего. Я лишь общие сведенья собрал. Отследил двух агентов — один жил в двадцатом веке в Новой Зеландии, другой в восемнадцатом, на территории России. Последний случай меня и зацепил — иначе я не связался бы с ублюдками из Общества. Случайно вышел на этого парнишку — лет десять. Отрок, как тогда говорили. На нем висел клиент-самоубийца, который вдалбливал ему мысль броситься с обрыва. За деревней, где он жил, находился глубоченный овраг…

          Стейбус не стал слушать дальше и покинул форум, мимоходом удивившись, насколько поднялся его уровень за последнее время. Пока он молчал, другие пользователи его не видели; даже Импала, хрон-магистр по классификации временщиков, его не учуяла.

          Покс хорошо знал их — всех троих. Ваган был не кто иной, как весельчак Скай Вамис, с которым Стейбус работал когда-то в одной ячейке, а под псевдонимом Эмир скрывался Рид Кастл, нынешний главный аналитик его отдела. Импала в реальной жизни была секретаршей Оллентайна. Она Покса не интересовала, как и Рид; а вот Скай завтра получит…

***

          На следующий день, во время первого перерыва, Стейбус ввалился в ячейку Вамиса и, не церемонясь, выпроводил вон его подчиненных. Затем врубил один из ретроскопов, чтобы в автоматическом режиме экранировать ячейку.

          — Еще недавно я не знал, что у замороженной секретарши нашего профессора, у этой безупречной примерной фифы без страха и упрека, стоит нелегальный мозговой имплантат, — начал он тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

          Скай почувствовал приближение больших неприятностей, и вечная улыбка сбежала с его лица. За последние полгода он здорово переменился, окреп, как-то быстро и неожиданно превратившись из молодого озорного парня в мужчину. И в весе прибавил — десяток килограмм, наверное. Стейбус не слишком сильно, однако чувствительно ткнул его кулаком в живот.

          — Чего брюхо распустил? — грубо спросил он в такой неожиданной и несвойственной ему хамской манере, что Скай опешил. — Вес согнать не мешало бы тебе. Ну да я этим займусь. Прямо сейчас. А потом отволоку тебя к Оллентайну. Попарим вас вместе с Импалой — лучше, чем в бане, и через часок от тебя, дружище, останутся кожа и кости.

          — Господи, босс, что я сделал? Откуда ты вообще… Да я!.. Да мы!..

          — Заткни пасть! — жестко велел Стейбус. — Ты что, шутки вздумал шутить со мной, примак несчастный! Я тебе не Импала, мать твою! Я тебе не Рид с его вшивыми второсортными имплантатами! Вы что о себе вообразили — временщики, тоже мне! Треплетесь о чем попало на «Перекрестке»… Хоть прикрылись бы как следует!

          — Что?.. Так вот, значит… Ну ты даешь, босс! — почти радостно воскликнул Скай, быстро приходя в себя. — Так у тебя уровень уже! Какая у тебя сейчас потенция?

          — Не тебе, глупому цыпленку, судить о моих потенциях, — уже спокойнее сказал Стейбус. — Но стоило бы вас шугануть вчера с форума, чтоб перья полетели. А ну, давай мне координаты того паренька, про которого вчера говорил!

          — Какого? — не понял сразу Скай. — Чего?

          — Того!!! — заорал Стейбус, легко переключаясь в мысленный режим. Скай выпучил глаза и его качнуло назад. — Соображай быстрее, клоун, а не то отберу ячейку сегодня же, и сделаю вас с Эмиром служащими без категории!

          — А Импалу отправлю к Лие на стажировку, — добавил он вслух. — Разбаловал ее старина Олли.

          — Хорошо, хорошо, дам я тебе координаты, — успокаивающе отозвался Скай, выставив перед собой руки ладонями вперед. — А чего ты решил ввязаться? — полюбопытствовал он.

          — Не твоего ума дело. Распустил я вас. Мы разве не договаривались, что в отделе не должно быть секретов?

          — Договаривались. Так ведь не насчет частных исследований!

          — Теперь будем считать, что договаривались насчет всего. Я босс, как ты верно подметил, и я меняю правила; мы все временщики, а значит я волен поменять их задним числом, и ты все равно будешь виноват. Давай мне координаты паренька, и помни, что я сказал. Будешь выступать — разжалую. Ты что, не понимаешь, какое это имеет значение? Убийства агентов, кто бы и какими методами их ни совершал… Мы и так уже превратили прошлое в настольную игру, а теперь — еще и это!

          — Можешь меня разжаловать. Но Импалу Олли тебе на растерзание не отдаст, и не надейся.

          — Отдаст, когда узнает, что на «Перекрестке» ее зовут не так, как он величает повседневно. Почему ты не сказал мне про самоубийц?

          Скай вздохнул и отвел взгляд.

          — Да вот, боялся именно такой твоей реакции. Ну, я знаю, и ты теперь знаешь. Да наверняка знаешь не только то, что знаю я — иначе не завелся бы так. Ты же магистр с потенцией в сотню тысяч, наверное…

          — Никакой я не магистр. Такой же хрон-прима, как и ты. Просто имплантаты хорошие.

          — Ага, рассказывай. Ладно, не желаю я спорить с тобой. Хочешь, дам координаты прямо сейчас? Ретроскоп уже включен…

          — Дошло наконец! Давай, сделай милость!

***

          — Эх, зачем же ты с обрыва-то сигал! — с сожалением сказал здоровенный добродушный дядька в черном, ласково поглаживая мальчика по голове.

          — Так вот, беда с ним, отченько, — отозвалась мать подростка, коренастая женщина с красным лицом. — Не в первый раз ведь это… Что дальше будет — не знаю уж! Как будто порчу на него навели.

          Священник, похожий одновременно на былинного богатыря и Деда Мороза в рясе, задумчиво погладил рукой русую бороду. Мальчик лежал совершенно неподвижно, и Стейбус видел только угол бедной крестьянской избы, немалую часть которой занимала русская печь, да оконце над лавкой, затянутое бычьим пузырем.

          — Да ты скажи, малой, не таись, — продолжал увещевать священник. — Что за беда у тебя такая, что сам себя жизни лишить задумал? Знаешь ведь, небось, что великий грех это. Господь милостив, и смерти твоей не восхотел, но теперь уж не скрывай от меня ничего. Тоже грех будет. А грех на грех накладывать — куда же ты так дойдешь? Ну, сказывай — зачем прыгал с Чертова яра?

          — Сам не знаю, — внезапно отозвался мальчик.

          Его мать вздрогнула от неожиданности, прижала руки к груди.

          — Слава те, Иисусе, заговорил! — промолвила она, быстро вытирая ладонью сбежавшую на щеку слезу. — А то молчит, молчит все…

          — Спину он повредил себе… самую хребтинку. Тяжело ему говорить. А ты бы вышла, Агафья, — предложил священник. — Я сам с ним…

          — Как велишь, отченько, — пробормотала крестьянка, поворачиваясь, и Стейбус услышал, как со скрипом отворилась дверь. Он быстро прозондировал священника — не инерт, нормальный. Воспоминания об изгнании бесов в Иерусалиме были еще слишком свежи в его памяти, и Стейбус не хотел повторений. И нужно было вычислить висевшего на мальчике путешественника-самоубийцу. Его личность Покс обнаружил сразу. Теперь надо определить как можно точнее, откуда он.

          — Давай, Семушка, рассказывай, — продолжал уговаривать священник. — Я ведь не враг тебе, так что не скрывай. Враги твои те, кто внушает тебе мысли гибельные — бесы, приспешники сатаны. Они сами не имеют благодати, и нам всем хотят смерти вечной…

          — Голос я слышал, — сказал мальчик невнятно. — И голос говорил мне, что если я прыгну с яра, то у меня вырастут крылья, и я полечу словно птица…

          — Да ведь не птица ты, — укоризненно сказал священник, снова погладив мальчика по голове. — А если нет, откуда ж взяться крыльям?

          — Знаю, — легко согласился тот. — Но так хотелось полететь!

          — Ты прыгал уже прошлым летом с крыши амбара. Полетел разве? Только расшибся. А теперь — с обрыва! О-ох, беда с тобой! Не зря ведь этот яр Чертовым зовут — вот бес и заманил тебя туда. Пожалел бы мать с отцом — один ты у них! Ладно, поправляйся, а потом посмотрим. Может, отправлю тебя в город, к отцу Адриану на отчитку. Слышал о нем?

          — Как не слышать. Он бесов изгоняет.

          «Еще один, — отметил про себя Стейбус. — Наверняка инерт. Или я не прав, и путешественников чувствуют не только инерты?»

          Он осторожно зондировал личность висевшего на мальчике самоубийцы. Типичный хрон-секунда начального уровня, и выше такому не подняться. Покса путешественник не чуял.

          «Ну погоди, сволочь, — злорадно подумал Стейбус, тщательно сканируя отражение чужой памяти в сознании мальчика. — Попляшешь ты у меня. Выбрал себе жертву — надо же! Не-ет, не понадобится нам отец Адриан. Зачем его беспокоить? Я сам тобой займусь — лично!»

          Вскоре он уже собрал необходимые сведения и вышел в свое время. Перед ним возникло озабоченное лицо Ская Вамиса.

          — Ну как, босс? — поинтересовался он. — Успешно?

          — Более чем. Гад совсем не прикрывается, будто он один в прошлом… А сейчас ты мне поможешь. Одно дело, если какой-нибудь придурок хочет отправиться на тот свет вместе с астронавтами «Челенджера». Это личное дело каждого. Но доводить до самоубийства детей… Поможешь?

          — Без разговоров. А что ты задумал? — полюбопытствовал Скай.

          — Двигаем к нему.

          — К кому?

          — К самоубийце. Он живет в Сетрории. Жилой массив Лессика, квартал С-8, двадцать седьмой подземный уровень.