Ретроскоп. Часть вторая. Проблемы агентов



Глава 9


          Величайшие катастрофы прошлого! Путешествия в ад кромешный! Не смущайся и не трусь! Вместе с нами это безопасно.

          Последний день Помпеи глазами очевидцев. Хочешь увидеть катаклизм, уничтоживший Содом и Гоморру? Извержение Кракатау — незабываемое зрелище!

          Китай, 23 января 1556 года — самое грандиозное землетрясение в истории! Погибло 830000 человек. Гибель армии Камбиза — песчаная буря, унесшая жизни 50000 воинов. 1815 год — извержение вулкана Тамбора. Взрыв был слышен на расстоянии 1400 километров! На расстоянии ста километров под тяжестью пепла обрушивались кровли домов. Порт-Ройял на Ямайке — страшная гибель пиратского Вавилона!

          Обращайся к нам прямо сейчас! Мы гарантируем агента-очевидца, оказавшегося среди выживших. Для любителей экстрима — выход в наше время за секунду до смерти агента!

          Реклама в Галактической информационной сети «Глобал». Нелегальный сайт «100 катастроф».


          Будучи узким специалистом, Стейбус раньше не подозревал, что ретроскоп представляет собой не что иное, как блок генераторов электромагнитных полей, помещенный внутрь сложнейшей системы вогнутых зеркал различной формы и размера. Шлем, которым большинство людей пользовались для просмотра пси-постановок или путешествий в прошлое, тоже, в общем-то, был вогнутым зеркалом, оснащенным интеллектроникой; но больше всего Покса поразило устройство хорошо знакомого каждому алитейцу трансцессора.

          Обычный трансцессор, который половина граждан Империи носила почти не снимая, только выглядел как обруч. На самом деле при работе он создавал так называемое «виртуальное вогнутое зеркало», многократно улучшающее качество приема и облегчающее передачу мыслепотоков.

          Собственно, трансцессор отличался от ретроскопа только тем, что передавал отдельно взятый мыслеобраз от одного человека к другому в настоящем времени; а ретроскоп предназначался для трансляции в прошлое человеческой личности целиком.

          Теперь, немного разобравшись в физике вогнутых зеркал, Стейбус не удивлялся, что ретроскопия, как наука, развилась почти одновременно с трансцессией, ведь одно являлось просто производным другого. При первых экспериментах по транслированию пси-образов на расстояние отмечалось, что их прием иногда происходил на несколько часов раньше начала передачи. Другими словами, субъект читал мысль до того, как объект успевал ее продумать. Лишь значительно позднее удалось полностью устранить данное отклонение и построить точную таблицу соответствия между формой и кривизной зеркал и частотой исходящего пси-сигнала.

          Но чаще всего субъект совсем ничего не принимал; точнее, приему мешал критический барьер его собственного сознания и разница в восприятии действительности. Тогда еще считалось, что для трансцессии необходим только передатчик, а приемник не нужен. Обе проблемы успешно решили посредством еще одного трансцессора на другом конце линии пси-связи, и с тех пор технология прочно вошла в повседневный обиход. Все средства частной и массовой коммуникации постепенно адаптировали для новой формы общения и обмена информацией, хотя и старая не отмерла окончательно, продолжая стабильно развиваться.

          А для не имевшей в ту пору даже собственного названия ретроскопии, необычный феномен «отстающей трансляции» мыслеформ, вызванный, как считалось, колебаниями электромагнитного поля Алитеи, оказался просто подарком. Оставалось лишь изучить его и усилить в желаемую сторону, что и было сделано. С той разницей, что теперь информационные пакеты стали на порядки сложней простого образа, и передавались назад во времени не на несколько часов, а на несколько тысячелетий. И здесь второй трансцессор действительно не требовался. А то, что утяжеленные пакеты перестали отклоняться в близкое прошлое случайно и не удавалось отклонить их туда намеренно, исследователей только обнадежило. По крайней мере граждане Империи хотя бы на ближайшее время гарантированы от вторжения в их психику чужих сознаний!

          Почти непреодолимая разница в восприятии действительности у алитейцев и их далеких предков с планеты Земля, создала видимость прочного барьера между сознаниями людей прошлого и настоящего, иллюзию неприкосновенности минувших эпох. Путешественники, чьи личности оставалась намертво привязанными к их телам, взаимодействовали с агентами, а агенты с ними — нет. Но так только казалось. Все же и те, и другие были людьми, а история Вселенной, записанная в Энергоинформационном Поле, оказалась не такой уж стабильной и неизменяемой вещью. Непрямое взаимодействие сознаний в области эмоциональной сферы скрывало в себе не меньше опасностей, чем непосредственный телепатический контакт.

          Сначала изобрели синхронизаторы эмоций…

          Стейбус, нервно повозившись в рабочем кресле, горько скривился, вспомнив Библию. «В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна пуста, и тьма над бездною…»

          Теперь историю создания мира, и всю последующую историю вообще, можно перечеканить, выбив на старых монетах профиль нового повелителя.

          «Вначале не существовало ничего, кроме безобидных вогнутых зеркал. А потом сотворил Человек ретроскоп. И был вечер, и было утро: день один».

          «А на другой день Человек создал сенсуальный синхронизатор, опробовал его и сказал: «Это хорошо!»

          Да только — хорошо ли это было? Многие сомневались, например — Оллентайн, но их никто не слушал.

          «На третий день Человек…»

          Что он там еще наворочал на третий день? Да много чего. И на четвертый, и на пятый… Появились оптимизаторы, лингвистики…

          «А на шестой день посмотрел Человек на все дела, которые Он сделал и вот — хорошо весьма!»

          Неужели? Позвольте усомниться. Работа не закончена, осталось заказать вывеску: «Апокалипсис для людей прошлого, заботливо подготовленный их далекими потомками», и повесить над входом в Академию Времени. А также над главным входом в штаб-квартиру корпорации «Ретроскоп технолоджи».

          «И совершил Человек к седьмому дню дела Свои, которые Он делал. И почил Человек в день оный… в ретроскопе».

          Конечно, где же еще? Создатель, достойный своего изобретения. Труды позади, можно поставить чудо-прибор на самое почетное место в доме; можно есть, дышать и заниматься любовью в ушедших веках, паразитируя на их обитателях.

          Стейбус почувствовал острое отвращение к самому себе — не столько потому, что он не раз лично делал это ради удовольствия, сколько просто по причине принадлежности к человеческому роду. До тех пор, пока он считал прошлое чем-то стабильным и неизменяемым, он не видел ничего плохого в собственных невинных, как ему казалось, экскурсах в чужие судьбы.

          Это потому, подумал он, что в застывших мертвых веках все люди были бы мертвы, как буквы в книге. Просто летопись, которую я мог читать снова и снова, начиная с любого места. Все события уже произошли, все плохое и хорошее случилось, все жизни прожиты их законными обладателями. Но как только оказалось, что на их мысли и поступки можно повлиять в ту или иную сторону, переписывая тем самым отдельные главы летописи, как земляне тут же стали для меня живыми. А с живым прошлым и его живыми обитателями нельзя обращаться точно так же, как с мертвыми. Не я первый осознал эту простую истину, не я первый пришел к такому выводу — но разве кто-то остановился?

          Кое-кто остановился. Но их было совсем мало. Остальные продолжали и продолжают использовать дальнюю временную зону в качестве игровой площадки, а игры становятся все более жестокими.

          Неужели мы не могли придумать лучшего применения для такого чуда, как ретроскопия? Ведь воссоздали же величайшие шедевры искусства и словесности, давно утерянные; даже такие, которые почти сразу погибли, которыми недолго наслаждались и современники старых художников, мудрецов, поэтов, а уже их дети знали только понаслышке? Вон, Фауст Вагнер, Мефистофель наш незабвенный, древнеегипетские папирусы воссоздает в полном соответствии с исходной технологией. И их содержание — со скрупулезной точностью, иероглиф к иероглифу. Ученый Земли двадцатого века за любой из таких папирусов не раздумывая продал бы душу дьяволу — хоть целиком, хоть по кусочкам. Недавно Вагнеру выделили средства для воссоздания садов Семирамиды путем прямого синтезирования, так он совсем обнаглел, и теперь трясет с Оллентайна деньги на Колосса Родосского. Утерянные творения Овидия его ребята записывают прямо за Овидием. Фауст умудрился найти в оригинале «Медеи» грамматические ошибки; хотел в своем варианте исправить, но Оллентайн не позволил. Делай, говорит, как было у автора, ты все же не Овидий, хоть и знаешь латынь лучше него…

          Да это правда, и очень здорово. Однако, во всей Академии Времени четыре тысячи ретроскопистов; ну, еще столько же лицензированных частных историков по всей Империи… Ну, еще нормальных, адекватных исследователей-любителей наберется с десяток тысяч. А простых путешественников — миллионы и миллионы — несть числа…

          И нелегалы, плюющие на закон и обычную человеческую порядочность. И спецслужбы со своими запросами. И хронократы со своими амбициями… Последние хуже всего. Что там ГУСС и войны во времени! Тоталитарная власть над прошлым и настоящим, над умами и жизнями при помощи ретроскопа — неужели это и есть завтрашний день одряхлевшей, едва стоящей на ногах алитейской монархии? Хорошо, что близкое прошлое пока недоступно.

          Как долго удержится этот рубеж? Стейбус, еще недавно с азартом штурмовавший бастионы Темного периода, всерьез задумался, а не свернуть ли ему исследования своего отдела. Правда, он ведет работу с другого конца, снизу, но кто знает…

          Нет, нельзя бросать. Покс все еще боялся признаться себе, но уже чувствовал, что тайна Темного периода, тайна катастрофы, поглотившей целую галактику, может иметь несколько иную природу, чем было принято думать до сих пор в научных кругах.

          Млечный Путь вполне мог сгинуть в недрах Хаоса вовсе не в результате глобального космического катаклизма. Это могла быть и хронокатастрофа, а в списке возможных виновников первой и единственной стояла родина ретроскопа — Алитея. Вероятно, именно поэтому наши действия и не имели заметных последствий в настоящем, подумал Стейбус. Незначительные — в масштабе планеты — изменения климата не в счет. У них, скорее всего, естественные причины. Не замечено, чтобы от ППУ страдали подлинные коренные обитатели Алитеи — дикие животные. Только люди, да некоторые одомашненные виды. Именно те, что когда-то были завезены в первые колонии землян в Андромеде.

          Но что будет, когда мы откроем для себя близкое прошлое?

          Напрягать фантазию не приходилось. Это будет финиш истории человечества. Технология уже продана Лидии, а на очереди еще десяток межпланетных альянсов. И если они включатся в игры с ретроскопом, то угроза нависнет над всем Содружеством Человеческих Миров. Населения в одной только Алитейской империи, между прочим, в двадцать раз больше, чем было во всей Земной Гегемонии на первом этапе Космической эры. Вскоре на каждого когда-либо жившего человека дальней временной зоны придется по сотне путешественников.

          Правда, до столь неблагоприятного исхода нам далеко, это случится в настоящем, и здесь мы можем попытаться кое-что изменить. А жители прошлого беззащитны.

          Стейбус вскочил с кресла и забегал по комнате. Они беззащитны… насколько? Среди них живут инерты — люди, с чьим сознанием не может вступить в контакт ни один путешественник. Они могут бороться — и борются по-своему, не понимая даже, с чем имеют дело, но вполне успешно. Мы для них демоны, внушающие им чуждые, несвойственные им мысли, воплощение некоего нематериального зла из потустороннего мира…

          Что ж, они недалеки от истины.

          Покс остановился перед рабочим столом. Как им помочь? И стоит ли?

          Инерты… Они существовали всегда? Или их появление вторично и является защитной реакцией на невиданное вторжение из будущего? Возможно ли вообще такое?

          Стейбус хорошо понимал, что ни один из крутившихся в голове вопросов он просто так не решит. В свете новых открытий привычные представления о времени и казавшиеся ему незыблемыми законы ретроскопии рассыпались в прах, порождая тучи несовместимых друг с другом хронопарадоксов. А над свежими руинами старых знаний, из поднятых обвалами облаков пыли вставала мрачным исполином главная проблема: что делать конкретно ему конкретно сейчас?

          Он снова сел в кресло и недобрым взглядом окинул примостившийся сбоку у стола генераторный блок ретроскопа. Будем надеяться, что все не так плохо, подумал он. В любом случае, было бы глупо для достижения новых целей использовать другое средство.

          Другое оружие, другой инструмент — называйте как хотите.

          — На стартовую страницу, — приказал он своему домашнему ИРу. Экран вспыхнул, ретроскоп монотонно загудел, и в этом привычном звуке, раньше казавшемся Стейбусу музыкой, на сей раз послышалось нечто зловещее.

          Хочешь приключений, которых еще никто не переживал? «Страна Ретро» — лучший ретросайт из всех существующих! Материалы о чем угодно!

          Конечно, подумал Покс. Без вас нам куда же…

          Древняя Индия. Безграничные возможности для секса с реально существовавшими девушками! Кама Сутра на практике!

          Рыцари в Земле обетованной. Освобождение Гроба Господня. Взятие Иерусалима Салладином!..

          Перенесись во времена Христа! Палестина времен Христа…

          Взятие крестоносцами Константинополя. Александр Македонский и Дарий…

          Чингисхан. Нашествие Батыя на Русь — стань участником! Обращайся прямо сейчас!

          Внимание! Неуловимый сексуальный маньяк в роли твоего агента! Возможно, это именно то, что ты искал. Попробуй! Ощути себя на его месте!

          Зверские изнасилования несовершеннолетних. Твои воспоминания о реально существовавших девочках. Удовольствия без малейшего риска уголовного преследования!

          — Вон из моей головы! — взревел Стейбус. На его висках вздулись вены, на лбу от напряжения выступили крупные капли пота. — ВОН ИЗ МОИХ МЫСЛЕЙ!.. ЧТОБ ТЕБЕ КИШКИ СВЕЛО, ПОГАНЕЦ!!!

          Где-то за тридевять земель от столицы, на другом континенте, дежурный оператор нелегалов внезапно почувствовал себя очень нехорошо. Ему пришлось прекратить передачу, отключить аппаратуру и прилечь в соседней комнате. Он даже позабыл о необходимости сообщить о внезапной пси-атаке координатору «Страны Ретро». Когда же наконец сделал это, тот не сразу разобрался, что случилось, и был вынужден провести сеанс конференц-связи с координаторами второго уровня.

          — Источник не идентифицируется, — сообщил один из них. Разговор шел по обычной линии. — Но, похоже, это Блэкбэд. Его стиль. И сила его.

          — Глупости. Мы с Блэком не ссорились, делить нам нечего. Поговори с нашим администратором в Сестрории. Он должен знать. Атака началась оттуда.

          — Уже сделал. Он ничего не знает.

          — Есть еще версии?

          — Что если спецслужбы дурят? Или вмешалось правительство.

          — Не исключено. Однако здесь нам ничего не удастся узнать наверняка. Но это точно не полиция.

          — Согласен. Черт, как мне хотелось бы залезть в головы спецам из ГУСС!

          — А мне кажется, известные фигуры здесь ни при чем, — высказал свое мнение один из молчавших до сих пор координаторов. — Просто на нашем поле появился новый игрок.