Ретроскоп. Эпилог




          В Старом Квартале столицы, в модуле, некогда принадлежавшем Стейбусу Поксу, медленно приходил в себя Ленорн. Игла, изготовленная из сухого, спрессованного под давлением парализатора, полностью растворилась в его организме. Старик поднялся на ноги, подошел к столу и осмотрел тело Стейбуса, лежавшее в рабочем кресле.

          — Ну что ж, это тоже выход, — кивнул он. — До встречи в прошлом.

          Ленорн снял с трупа свое странное приспособление, которое так и не успел использовать, спрятал его в кейс и тщательно уничтожил все следы своего пребывания в квартире. В последнюю очередь почистил память обоих установленных в модуле ИРов и вышел, аккуратно заперев за собой дверь.

          В России двадцать первого века Стейбус по-прежнему находился в сознании своего агента, пытаясь понять, что представляет собой его нынешнее бытие — нормальную форму существования личности или остаточное явление, которое должно вскоре исчезнуть без следа, растворившись в Энергоинформационном Поле Вселенной.

          Где-то, по временным зонам Земли и Алитеи, от агента к агенту странствовала Лия, пытавшаяся найти Покса. В момент своей физической смерти она тоже находилась в прошлом, но, в отличие от Стейбуса, знала о феномене автономной жизни сознания гораздо больше.

          В диспетчерской пятого столичного отделения ЭМП, расположенного на верхних этажах одного из мегабилдингов Сестрории, Кену Стурво закончил свое последнее дежурство. Он отключил мыслесвязь, встал из кресла, с наслаждением потянулся и бросил на пульт обруч трансцессора, который был обязан носить несмотря на свои способности, и осточертевшую телефонную гарнитуру.

          — Ну что, Кену, на покой? — улыбаясь во весь рот сказал его сосед-диспетчер из второго отсека. — Но ты не можешь считать себя на пенсии до тех пор, пока мы всей «экстрой» не обмоем это дело. За твой счет, разумеется.

          — Иди подальше! — миролюбиво отозвался Кену. — Сначала я собираюсь отдохнуть недельку-другую от ваших рож, поскольку меня от них, честно говоря, давно тошнит. А потом, так и быть, устрою званый вечер.

          Он, как и всегда, отправился домой на такси. Выходя из лифта на своем уровне Старого Квартала, он едва не столкнулся с незнакомым пожилым мужчиной, державшим в руке небольшой чемоданчик.

          — Извините, — пробормотал Кену. — Задумался.

          — С дежурства, да? — сочувственно поинтересовался незнакомец. — Работа в ЭМП нелегка, понимаю.

          Мимоходом удивившись, откуда старик его знает, Кену направился к своей двери. Кто-то из соседей? Знакомый знакомого?

          Ему и в голову не пришло прощупывать случайного собеседника, он никогда так не делал.

          Войдя в свой модуль, Кену небрежно сбросил одежду и с наслаждением растянулся на кровати. Первый день на пенсии! Впереди — свобода, и он еще достаточно молод. Но, самое главное, у него есть Абелла. Стоит жить на этом свете — в самом деле.

          То проваливаясь в легкий сон, то вновь на минуту открывая глаза, он строил планы на ближайшее будущее. Расчет с места работы при выходе на пенсию происходит автоматически. О переопределении социального статуса тоже не стоит беспокоиться. Первым долгом — отоспаться как следует, и когда еще он мог бы заснуть с большим удовольствием? Некуда спешить.

          Завтра воскресенье. Официальный имперский выходной для служащих всех категорий, и большинство свободных предпринимателей также предпочитают отдыхать — значит, Абелла свободна. Хотя, впрочем, что это он?.. Конечно, она свободна, поскольку знает. Специально ведь не поднимала в последнее время тему о пенсии, наверняка готовит сюрприз… Преподнести ответный? Махнуть за город, подальше, на природу, на море… куда угодно. Давно ведь обещал ей поездку. Просто выползти за городскую черту Сестрории…

          А Абелла как раз в этот момент беседовала с представителем фирмы, занимающейся скупкой и перепродажей подержанной бытовой техники. Служащий, пришедший вместе с ним, уже успел осмотреть и упаковать ретроскоп. Черт с ними, с путешествиями, думала Абелла. Если Кену так расстраивается из-за ее увлечения, лучше от него отказаться, и сегодня самый подходящий день. Пусть успокоится. Не стоит начинать совместную жизнь с пререканий по пустякам. Проще подобрать для себя другое увлечение, чем искать другого мужа. Кену надежен, как фундамент мегабилдинга; десять лет вместе, и… И, конечно, она его любит несколько больше, чем бездушную коробку, набитую интеллектроникой и вогнутыми зеркалами.

          Кену ничего о решении Абеллы не знал, но его настроение, и без того приподнятое, еще улучшилось. Все-таки он был очень сильным сенситивом, и хотя не мог ясно видеть сквозь пространство, душевное состояние любимой женщины прекрасно чувствовал на любом расстоянии.

          Конечно, должна быть свадьба. Пусть скромно, но торжественно, чтобы запомнилось. Скоро у него будет настоящая семья. И ведь действительно, им еще не поздно завести детей…

          Но сначала — мирный, расслабляющий пикник на природе. Он всегда хотел провести свой первый по-настоящему свободный день именно так.

          Кену подумал, не пригласить ли Стейбуса, но потом решил — нет. В первый раз — только вдвоем с Абеллой. Со Стейбусом они могут отметить благополучное окончание его диспетчерской карьеры и позднее.

          — Какая погода в окрестностях столицы? — спросил он домашнего ИРа. — На завтра?

          — Прогноз весьма благоприятен, — ответил тот. — Никаких ППУ. Температура — плюс двадцать четыре, солнечно, ветра не будет. Похоже, ожидается просто чудесный денек.