Общечеловеческие, европейские и другие ценности

          Общечеловеческие ценности — это красиво звучит.

          Не столь возвышенно, как «любите ближнего», и не так сильно, как «свобода, равенство, братство», но все равно.

          Похоже, для тех, кто запустил мем в обращение, самое главное, чтобы понятие было максимально размыто, ни к чему не привязано.

          Чтобы не случилось таких проколов, как с европейскими ценностями или демократическими. Поминали их везде к месту и не к месту так часто, что это было похоже на сеанс психологического зомбирования. Народ обратил, наконец, внимание на источник ценностей, глянул на него, ужаснулся и захотел обратно за железный занавес.

          Ну не привыкли россияне к западноевропейским изыскам. И к американской свободе не привыкли. Тем более — к их проекции на свою родную действительность. Россиянам бы попроще что-нибудь. Достойные пенсии для стариков, например. Доступную медицину — не страховую, от слова «страх», а нормальную. Чиновников, живущих только на зарплату. Дешевое жилье. Детсады для ребятишек. Бесплатное высшее образование. Причем такое, чтоб к нему не подходило определение «злокачественное».

          Ну и чтобы правоохранительные органы защищали честных тружеников от воров и бандитов, а не наоборот.

          Многие согласны даже на Сталина с репрессиями и дружбу народов, лишь бы получить желаемое.

          На счет репрессий россияне, конечно, сгоряча. Не жило большинство «сталинистов» при настоящих репрессиях, а представить их — и себя в качестве возможных жертв — не у всех воображения хватает. О дружбе народов, какой она может быть (и какой бывала раньше), некоторые получили представление только в ходе украинских событий. Но в остальном, черт меня побери, ценности «дорогих россиян» гораздо больше похожи на настоящие, чем непонятное мультикультурно-политкорректное дерьмо, которое выглядит плохо, а воняет еще хуже.

          Потому что нет и никогда не было никаких абстрактных общечеловеческих ценностей — всегда были и будут только конкретные блага для конкретных людей, народов, человечества в целом. А разные привлекательные лозунги и обобщающие абстракции для того и нужны разработчикам, чтобы дурить людям голову и, воспользовавшись беспомощным состоянием потерпевших, под шумок перенаправлять потоки благ в свою сторону.

          Точно так же нет и никогда не существовало в действительности абстрактной демократии. Всегда бывает какая-то конкретная демократия — американская, европейская или другая. И россияне, в принципе, согласились бы забыть Сталина и строить демократию, при условии, что она будет их собственная.

          При этом большинство россиян не хочет называться россиянами. Русскими они хотят называться, — ну или еще кем-нибудь, если другой национальности. А воля большинства при демократии, вообще-то, закон.

          Хотя, в принципе, готовы остаться и россиянами, раз уж так получилось. Но тогда чтобы демократия в их стране, как и должно, была властью народов, населяющих Россию, а не европейских или каких-то других.

          Чтобы слово «свобода» не означало свободу американцев делать с их страной что хочешь и навязывать свои порядки.

          Чтобы в «новые русские» мог попасть кто-то еще, кроме евреев и лиц кавказской национальности.

          Чтобы отечественные СМИ перестали заниматься исключительно дезинформацией населения и пропагандой потреблятства.

          Чтобы слово «налог» не ассоциировалось у мелких предпринимателей с «грабежом».

          Чтобы сумма месячных пособий нуждающимся превосходила дневной доход нищего из московского метро.

          Чтобы природные богатства страны принадлежали стране, а не кучке проходимцев.

          Чтобы закон перестал быть дышлом, которым вертят как угодно и которое периодически вставляют гражданам в задний проход по самые гланды.

          Никакой фантастики, как видим, только требования порядка и элементарной справедливости. Будучи русским по рождению, россиянином по обстоятельствам, я со своими соотечественниками полностью согласен.